Новости | о Макаре | МуЗло | Фото | Словеса | Ссылки | Гостевая


Немного обо мне


Июнь 1981го года. Солнце стоит уже достаточно высоко, чтобы люди могли обливаться потом, а мухам стало лень летать. В мааааленькой такой деревушке с незамысловатым названием «Москва» симпатичная молодая девушка уже почти 20 минут пытается явить свету Чудо. А Чудо, еще с младенчества начавшее проявлять упертость и своенравие, растопырив свои корявенькие ручки и кривенькие ножки, всем своим еще не совсем обозримым видом показывает, что оно вовсе и не хочет видеть этот свет. Мол предчувствие нехорошее… Но акушер, четко поставленным тычком, на время лишает полу-рожденного младенца чувства ориентации в пространстве и с успехом вытаскивает его на радость матери. (По одной из версий, тычек пришелся точно между глаз малышу, что, от части, объясняет некоторую нестандартность в его поведении, которая стала проявляться у него по мере взросления.) С раннего детства, малыш, в последствии названный Кириллом, стал проявлять неподдельный интерес к еде, по 40 минут изысканно изнуряя свою мать, высасывая все имеющееся и только предполагаемое у нее в груди молоко. Даже во сне он не отпускал мамкин сосок! Да, ему было потом плохо: животик мучили колики, его беспокоила отрыжка, он плохо спал, от того что ссался, после такого бешенного количества выпитого молока, но он не мог изменить себе. Он был малышом принципа! Каждый месяц, в течении первых трех, он исправно прибавлял по килограмму, чем неизменно вводил докторов в состояние легкого ступора. Некоторые эксперты объясняли такое гипертрофированное стремление малыша к насыщению своего желудка тем, что страна, а с нею и его мать, в год его рождения была охвачена голодом. Еду можно было достать только по спецзаказу. Такой возможности, как вы понимаете, у бедной матери не было. Осознав силу, которая скрывается в его гортани, он каждую свободную от еды и сна минуту тренировал свои связки, разработав индивидуальную систему воплей. Редкий мужчина мог находится во время тренировок рядом с младенцем. Его отец не был исключением и исправно покидал те места, где малыш проводил свои занятия. Но время идет, и малыш понимает, что белым воронам нет места в серой массе. Люди не понимают его уникальных способностей. Для них чужда мысль о том, что кто-то может быть не таким, как они. Система на протяжении десятков лет взращивала в их утомленных рассудках идею всеобщего равенства. Уравниловка проникла во все слои общества. И он вынужден долгое время скрывать свои редкие способности. Он умело маскируется среди своих сверстников. Но эта внутренняя энергия, которую не скроешь даже при всем желании, позволяла становиться ему «своим» практически в любой компании. Его любили взрослые и дети, но он ни когда не был подхалимом и не позволял себе унижаться. Время шло. На смену стишкам и постановкам, первой любви и поцелуям в женском туалете приходят спектакли и выступления в школьном театре, признания в любви соседкам по парте и попытки нащупать у них то, чем они так интересно отличались от него в районе груди. С годами, сфера его интересов в области женской физиологии переместилась несколько ниже, но это уже совсем другая история… Эх, беззаботные школьные годы! Сколько они хранят светлых воспоминаний: первый сорванный урок, первая массовая п!&#!?ка, межполовые эксперименты в подвале, первый косяк, первый глоток пива… Были же времена! При этом, наш герой отнюдь не был отсталым учеником. Напротив, у некоторых учителей он был даже любимчиком! А, проще говоря, учился он хорошо. Да, на уроках он много говорил, в основном не по теме и не с учителем, хотя, если учителя это не устраивало, он мог поговорить и с ним. Часто, если учитель был не в состоянии внятно устно изложить свои доводы, Кирюше приходилось давать им свой дневник. Как это не странно, но в письменной форме учителя всегда довольно лаконично выражали свои мысли. Были, конечно, и такие, что даже после устных лекций на повышенных тонах и красных росчерков в дневнике не находили удовлетворения, тогда они внимали мольбами к моим родителям. Мои родители очень добрые люди и часто приходили к таким учителям на помощь, но с годами даже они устали выслушивать их однообразные причитания. До 10го класса Кирилл учился в 339й школе. Это рядом с метро «Кузьминки», если вы не знаете. Это была очень хорошая, в чем-то даже знаменитая школа. Практически все известные в то время бандитские авторитеты кузьминского района своим прекрасным образованием были обязаны именно этой удивительной школе. В детских воспоминаниях Киры сохранилась такая характерная для тех времен картина: «Осеннее утро. Легкий туман, как будто вуалью покрывает все вокруг. Воздух наполнен влажным запахом сжигаемых дворником листьев. Птички, разбуженные первыми лучиками уже начинающего остывать солнца, лениво чирикают на ветках лысеющих деревьев. По мокрым от ночного дождя дорожкам взрослые спешат на работу, а детишки, сгорбившись чуть ли не пополам под тяжестью знаний в ранцах, вяло бредут в школу. И только один человек в то утро ни куда не спешил. Потому что он уже умер. Наверное, именно по этому ему было абсолютно безразлично, что на него смотрят идущие в школу дети, когда он лежит на мокрой земле, уткнувшись лицом во вчерашние листья, и смотрит в небо через дырку в затылке. Ему уже было все равно. Имидж ничто – сдох и все!» Кирилл очень любил и уважал свою школу, поэтому он бил стекла только в соседней английской, ну и в детском саду иногда – только до зимы (он же понимал, что детям зимой может надуть, если в окнах не будет стекол). В 8м классе его и еще пару «вундеркиндов» отправили на Московскую Олимпиаду по математике и информатике. Тогда он познакомился, правильнее сказать вновь пересекся, со своим будущим лучшим дружбаном, «музыкальным отцом», собутыльником и просто хорошим человеком Ляпиным Александром Сергеевичем. Дело в том, что они познакомились еще в детском саду, будучи в одной группе, но потом их пути разошлись, для того, чтобы, обретя иной смысл, вновь пересечься! Команда на олимпиаду подобралась та еще: наш герой, Паша – флегматичный парень с маньяком-насильником, скрывающимся в его внутреннем мире, Саша – реакционный эксцентрик, Андрей – пофигист-приколист с задатками будущего МС, Дима – вспыльчивый подросток с маниакальным желанием самоутвердиться. Итак, избранным со всех школ Москвы раздали вопросы. Некоторые из них предполагали написание компьютерных программ для их решения. На все – про все давалось 2 часа. Их соперники подошли основательно к поставленной перед ними задачей: кучи справочников, таблиц и калькуляторов на уровне фантастики! Наши же ребята, да бы путешествовать налегке, взяли с собой лишь тетрадку с 12тью листами в клеточку. Осознав всю безнадежность сложившейся ситуации они приняли единственно верное на тот момент решение – насрать на задание и просто весело провести время! Изрисовав карикатурами на соперников 10 листов тетрадки, рассказав все анекдоты, что удалось вспомнить, и, поприкаловавшись вдоволь над соседней командой, ребята решили таки прочитать выданное им задание. В оставшиеся 20 минут, выдав, на их взгляд, наиболее верные решения, ребята с диким хохотом удалились восвояси. К слову, заняли они 2е место. Первое получила команда школы, в стенах которой проводилась олимпиада. Я думаю, вам не нужно объяснять почему...





:)